Вы находитесь здесь: Главная / Пролеткульт / Трус-герой

Трус-герой

Мы провели неделю в окопах.

Наши окопы были отлично устроены. У стенок — плетень, сверху — толстые бревна, служившие балками для потолка и земляной насыпи, под ногами — сухой песок. В этом укрытии мы чувствовали себя хорошо.

Чувство нашей уверенности в крепкой, надежной позиции еще усилилось после того, как немцы обстреляли окопы легкой артиллерией.

Шестидюймовые «огурцы» падали по линии окопов, нас засыпало землей, обдавало дымом, мы слышали, как сыплются градом осколки, но никто из нас не пострадал и даже не был ранен.

В это время исчез один из наших солдат.

Сначала думали, что он отлучился из окопов в час их обстрела, и высказывали предположения:

— Снарядом убило...

— Может быть, ранен, лежит, не в силах двигаться...

Но потом, после тщательного осмотра прилегающей местности, когда не оказалось ни малейшего следа исчезнувшего, все единогласно решили:

— Пропал!

Прошло с неделю времени.

Исчезнувший пришел в окопы.

Его допрашивало начальство — он давал сбивчивые показания. С ним говорили товарищи — он путался в противоречиях.

Объяснения его сводились к тому, что он перед моментом обстрела позиции пошел за водой на речку, а как начался обстрел — ушел в лес, ища безопасности, потом не мог выйти к позиции и блуждал в лесу.

Но этому никто не верил.

Ротный командир ворчал:

— В бегах был!..

Товарищи смеялись:

— Струсил!.. Немецких огурцов испугался... Серый!

Окопы тянулись по хребту возвышенности над долиной реки.

На одном берегу были наши позиции, а на другом — тевтонские.

Расстояние между нашими и их заграждениями определялось шагов в тысячу.

Мы заметили, что противник подготовляет переправу. У берега появились бревна, доски, сношенные в одном месте в груду. Делалось это по ночам, без шума, незаметно.

У нас установили строгое наблюдение за противником.

Прошло порядочно времени, враг наш ничего не предпринимал, но подготовка к переправе была для нас несомненной, и это нас беспокоило.

Подходит «серый» к командиру и докладывает:

— Желание имею... энти самые бревна, доски, что за речкой, изничтожить...

— Как? Ты!

— Так точно!

— Как ты это сделаешь?

— Ночью... переплымши... подожгу...

Командир подумал и согласился.

Наступила ночь. Наш «серый» стал подготовляться к делу. Разделся. Подвязал на спину две бутылки с керосином. Привязал к голове, положив на темя, коробку спичек. После полуночи, перед рассветом, когда мрак сгущается больше, а часовые, самые бодрствующие, дремлют, он пополз к реке. Скрылся в темноте.

Солдаты смотрели на его затею различно: одни — одобряли и подбадривали его, давали советы, другие — высказывали недоверие к его умению и силам...

Мы жадно смотрели в темноту, вслушивались, но не видели, как он плыл, и не слышали ни малейшего всплеска воды. Только увидали, как блеснул огонек и синие светящиеся змейки пламени быстро побежали по груде лежавшего на берегу леса.

Немцы проснулись, когда бревна и доски ярко пылали, и открыли стрельбу, но наш герой быль уже на нашем берегу.

Он вернулся в окопы невредимым.

За этот подвиг он был награжден георгиевским крестом.

Потом он много раз ходил в разведку, рисковал, был храбрым и получал знаки отличия.

И наш командир говорил:

— Вот и поймите человека, его душу, его чувства, жизнь и смерть!

Павел Уральский.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top