Вы находитесь здесь: Главная / Пролеткульт / Рихард Вагнер в Москве

Рихард Вагнер в Москве

Рихард Вагнер в МосквеНедавняя постановка «Нюрнбергских мастеров пения», гениальной оперы Рихарда Вагнера, в Государственном Большом театре — событие огромного значения для всей нашей театральной действительности, и не только в области оперы. Немногим даже знатокам Вагнера известно, что именно московская публика ровно 65 лет тому назад, за пять лет до первой постановки этой оперы вообще, была свидетелем первого исполнения отрывков из «Мастеров пения».

Это было в 1863 году. Рихард Вагнер, тогда уже автор многих прославленных произведений, тем не менее находившийся в жестокой нужде, приехал по приглашению Русского филармонического общества на ряд гастрольных концертов в Петербург и Москву. Вагнеру было тогда пятьдесят лет, и приглашение приехать в Россию было получено им в один из самых тяжелых годов его полной лишениями жизни. Гениальный композитор, вообще не любивший выступать в качестве концертного дирижера, все же был одним из самых замечательных руководителей оркестра, известных в истории. Пропагандировал он исключительно произведения Бетховена и свои собственные. Эти же произведения вошли и в состав его петербургских и московских концертных программ.

Первый концерт Вагнера в России состоялся 19 февраля 1863 года, как раз в годовщину освобождения крестьян. По свидетельству знаменитого русского критика Серова, «приезд этот не был подготовлен никакими предварительными рекламами или зазываниями», и тем не менее прием, оказанный публикой Вагнеру, «был блестящий, и восторг, вызванный его гениальным дирижированием, а также отрывками из его собственных произведений — всеобщий».

Вот как описывал первое выступление Вагнера и образ самого композитора «Сын Отечества» 21 февраля 1863 года:

«Вагнер дебютировал у нас 19 февраля, день многозначительный для России… Восторг публики дошел до высших пределов. Вагнер сделался львом сезона, и его концерты — музыкальными фестивалями.

«У Вагнера приятная наружность, выразительное лицо, чрезвычайно привлекательные манеры — он ласков, учтив донельзя, внимателен, любезен в отношении оркестра, — одним словом, личность вполне симпатичная. Он еще в полной силе, хотя ему уже под пятьдесят лет».

Из «Мейстерзингеров» Вагнер дирижировал увертюрой и отрывками первого акта. Надо признать, что тогдашняя публика еще не была подготовлена к восприятию гениального творчества Вагнера. Поэтому собственные его произведения были приняты недостаточно сознательно. У русских меломанов, воспитавших свой вкус на сладкозвучной итальянщине, они особенного энтузиазма не вызывали.

В Москву Вагнер приехал в начале марта того же 1863 г. Здесь с не меньшим успехом им даны были три концерта, из них два в Большом театре. В «Московских Ведомостях» 1863 года, в №58, мы встречаем следующую заметку: «Большой театр. В пятницу 15 марта Рихард Вагнер будет иметь честь дать большой концерт с участием госпожи Оноре, г. Владиславлева, оркестров и хора императорских московских театров. Оркестром будет дирижировать г. Р. Вагнер. Начало в 8 часов.

В дни концерта Вагнера театр был совершенно полон, и композитор имел огромный успех. В московском журнале «Музыка» шестнадцать лет( в 1913 году — прим. ред) тому назад появились воспоминания присутствовавшей на этом концерте А. Ю. Дуловой-Зограф: «Я была на концерте Рихарда Вагнера в Большом театре, — пишет Дулова-Зограф. — Вагнер дирижировал своими произведениями… Помню только длинную сухую фигуру на возвышении среди оркестра, расположенного полукругом около него. Затем длинные руки в белых перчатках дирижировавшего Вагнера. Помню, как неистовствовала публика при его появлении, как дирижер, стоял спиной к публике, тогда как до тех пор дирижеры всегда стояли лицом к публике. Об этой манере Вагнера дирижировать некоторое представление дает очень живой силуэт дирижирующего Вагнера, воспроизводимый в настоящем номере.

Вагнеровское выступление в Москве нашло свой отклик в большой статье московской газеты «Наше Время». Автором этой статьи, по всей вероятности, является знаменитый писатель-романтик В. Одоевский. Автор расточает величайшие похвалы «дирижовке» Вагнера: «Вагнер решительно играет на оркестре; посредством нескольких условных знаков он по-произволу, иногда, быть может, по минутному вдохновению производит все самые тонкие оттенки, какие может произвести играющий на одном инструменте, например, фортепианист. Оркестр, повинуясь своему музыкальному инстинкту, каждому музыканту более или менее присущему, невольно следит за разумно художественным направлением гениального дирижера, и тогда исполнение всегда удается, ибо направление эстетически верно». Сам Вагнер по поводу концерта вспоминает в своей автобиографии, что «Большой театр был переполнен блестящей публикой, какой я нигде больше не видал». И потом добавляет: «Я чувствовал себя, вознагражденным блестящим приемом, и особенно — громадным энтузиазмом, который проявил по отношению ко мне оркестр»… Какое впечатление произвели на публику отрывки из «Мейстерзингеров», мы в точности не знаем, т. к. в критиках того времени не сохранилось соответствующих указаний. О петербургских концертах Вагнера отзыв дал большой русский композитор Бородин, отнесшийся холодно, как и его собратья по «могучей кучке», к Вагнеру, и особенно не возлюбивший «Мейстерзингеров». Надо, однако, сказать, что впоследствии он сам и его собратья по кружку изменили свой взгляд на Вагнера.

Едва ли сам Вагнер подозревал, что его приездом в Москву заинтересовалась не только русская публика, но и… охранное отделение. Как ни курьезно, но о пребывании Вагнера в России мы лучше всего осведомлены из донесений охранников, следивших за Вагнером. «Дело о Рихарде Вагнере» в третьем отделении состоит из пяти донесений агентов. Оно было начато по инициативе управляющего третьим отделением, князя В. А. Долгорукова, получившего в начале февраля 1863 г. известие о приезде знаменитого композитора в Петербург. Третьему отделению, очевидно, известно было революционное прошлое Вагнера, и, как водится, были собраны справки о личности композитора. Несмотря на успокоительные заявления агентуры, что Вагнер, хотя и принимал в 1848 году участие в беспорядках, но ныне, кажется, остепенился», Долгоруков все-таки наложил резолюцию: «Несмотря на то, иметь тщательное за ним наблюдение».

В виду строгого приказа о наблюдении за Вагнером агенты охранного отделения следовали за ним по пятам и присутствовали в качестве соглядатаев на всех вагнеровских концертах. Особое внимание дежурного агента привлек концерт 19 февраля, программа которого приложена к рапорту. Такие приложения встречаются довольно часто в вагнеровских донесениях, когда дело касается какого-либо события, имевшего место на публичном вечере. Концерт этот совпал с годовщиной освобождения крестьян и, вероятно, это обстоятельство, а может и простая любезность иностранца, побудили Вагнера по окончании концерта исполнить хором и оркестром народный гимн. Исполнение последнего было большинством публики принято очень холодно. «Некоторые, услышав первые ноты, повернулись и ушли: это все были молодые люди с бородами»— доносил агент. Наблюдение в высшей степени характерное для оппозиционного настроения интеллигенции начала шестидесятых годов.

Через шестьдесят пять лет после описываемых событий Большой театр в Москве, где чуть ли не впервые в мире зазвучали величественные аккорды «Мейстерзингеров», приступил к постановке этого произведения. Задача эта оказалась очень сложной, и подготовительные работы к этому спектаклю шли очень долго. Результаты же большого напряженного труда по постановке «Мейстерзингеров» показали жизнеспособность нашей крупнейшей оперной сцены.

Трудность постановки «Мейстерзингеров» заключается в двойственном характере самого произведения. «Мейстерзингеры» — опера историческая. Сюжетом ее служит столкновение двух классовых музыкальных культур, или, вернее, картина вырождения мелкобуржуазного искусства немецких ремесленников под напором свежей струи, идущей извне. Не графы, не князья и герцоги и тому подобные персонажи, облюбованные обычно старой оперой, являются участниками действия, а честные, пусть и несколько ограниченные в своем кругозоре, немецкие ремесленники. Сапожники, булочники, часовщики — стоят на первом плане этого вагнеровского произведения. Эту среду Вагнер знал превосходно. Он одинаково любил и сапожника-поэта Ганса Сакса (главное действующее лицо в опере), и его подмастерьев, сплетающихся в веселом хороводе на улицах германского города Нюрнберга. Все реальное соотношение сил, определявших городскую жизнь XVI столетия, показало здесь с полной четкостью реализма. «Мейстерзингеры» Вагнера — историческая опера, ничуть не искажающая историческую перспективу. В этом ее огромное достоинство.

Рихард Вагнер в МосквеДругое обстоятельство, делающее эту оперу особенно ценной для советской сцены заключается в том, что Вагнер последней инстанцией в разрешении всех споров об искусстве и жизни делает народ. Вспоенное революционно-демократической идеологией 48 года представление Вагнера о том, что только народная масса является единственным источником художественного творчества, вспыхивает в этой опере, написанной в 1868 году с небывалой силой. Недаром сам Вагнер говорил, что «Мейстерзингеры» он пишет точно по подсказке, почти непроизвольно. С другой стороны, Вагнер неспроста удалился в эту оперу. В ней он нашел черты, сохранившиеся в немецком музыкальном быту вплоть до XIX столетия. Педантизм, господство формы над содержанием, борьба против пришельцев извне, все то, что он остро высмеивает в «Мейстерзингерах», он наблюдал и в современной действительности. И скажем правду, ведь еще и до сих пор в нашем художественном быту сохранилось не мало пережитков «мейстерзингерства». Отсюда чрезвычайная жизненность персонажей оперы, отсюда яркая темпераментность, задор этого произведения.

Вот почему постановка «Мейстерзингеров» — явление ярко прогрессивное в жизни Большого театра. От «Фауста» и «Аиды», являвшихся еще недавно самыми ходовыми операми, к серьезной иронии «Мейстерзингеров» — огромный шаг вперед. К исполнителям эта опера предъявляет наивысшие требования. Надо быть не только хорошим певцом, но и превосходным драматическим артистом, чтобы сделать эту вещь понятной и близкой современному слушателю. Тут приходилось работать не за страх, а за совесть, и подвергнуть радикальному пересмотру обычные приемы оперного оформления на большой сцене.

Конечно, полного отказа от прежних традиций не получилось. Для этого надо еще много поработать над сценической техникой актерского состава Большого театра. Но сдвиг получился, несомненно. Упор в этой постановке Большого театра режиссер Лапицкий сделал совершенно правильно на раскрытие социального содержания вещи. Грузность немецкой цеховщины, групповая замкнутость и педантизм «Мейстерзингеров» пока получили правильное отражение в костюмах и группировках. Несколько хуже обстояло дело с положительными типами оперы. Здесь еще не найден настоящий, убедительный рисунок, особенно в роли Ганса Сакса и Вальтера. При многих удачах постановки театру предстоит еще не мало работы над исправлением дикции певцов, т. к. без отчетливого произношения слов содержание этой оперы-сатиры полностью дойти до слушателей не может.

Пышны, как всегда, декорации «Мейстерзингеров», хотя надо сказать, что иногда определенно чувствовался перехват в смысле чрезмерной роскоши костюмов и декоративного оформления. Некоторые выдумки художника Федоровского, как огромное цветное окно в первом акте, дававшее сущность архитектурного стиля Нюрнберга, сделали бы честь любой западной постановке. И если бы не известная маскарадность, склонность к парадным шествиям и балетным построениям, от которых Большой театр никак не может отделаться, постановка вышла бы очень живой и впечатляющей.

Музыкальную часть вел дирижер, нар.артист Л. Штейнберг, в характере большого сценического зрелища. Штейнберг — артист, одаренный исключительным слухом — с честью вышел из трудного испытания дать музыкальное воплощение «Мейстерзингеров» при помощи аппарата, еще мало освоившегося с вагнеровским стилем.

Евгений Браудо

«Огонек» 1929г.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top