Вы находитесь здесь: Главная / Пролеткульт / Пролетарский Театр / Мюзик-холл — первый эстрадный театр

Мюзик-холл — первый эстрадный театр

Попытка создания первого эстрадного театра возникла в разгар кризиса советской эстрады, в момент, когда больше всего говорили о непригодности старого эстрадного репертуара, о том, что эстрада стала рупором враждебных нам классовых элементов, и т. д. В попытках создать новые формы эстрадной работы было решено превратить «Мюзик-холл» в театр обозрений — «ревю», по термину, заимствованному на Западе. Защитники «ревю» говорили о его динамичности, красочности, о возможности отражения в «ревю» в сатирическом разрезе наиболее острых политических проблем. Это, конечно, было наивно и указывало на непонимание ими самой сущности «ревю». «Ревю»— типичный продукт западной капиталистической культуры, и в нем наиболее ярко отражается влияние экономического базиса на искусство.

Конечно, многое в западном «ревю» может быть с успехом использовано и у нас с точки зрения чисто формальной— массовое движение на сцене, необычайная динамичность, синкопическая музыка, сочетание элементов сатирически-разговорных, музыкальных, хореографических и т. д. Поэтому нужно было взять те элементы из западного «ревю», которые приемлемы для реализации нашего словесного материала, и в этом словесном материале найти такой тип театра, который по своей динамичности и злободневности содержания являлся бы одновременно и наиболее развлекательным, и наиболее политически-острым типом зрелища. Мы уже имеем сейчас три постановки «Мюзик-холла». Надо указать, что если в порядке своей последовательности «Последний извозчик», «100 минут репортера» и «Туда, где льды» они в смысле чисто конструктивном, декоративном — прогрессируют, то в смысле художественном, с точки зрения идеологической и самого качества театрального действия, они не могут быть признаны ни в какой степени удовлетворительными.

У «Мюзик-холла» не было никакой постоянной труппы, у него заранее на год были подписаны контракты с иностранными артистами вне зависимости от содержания его будущих спектаклей, у него, наконец, была старая традиции привлекать публику на определенный «аттракцион» или на определенных крупных актеров. При таких условиях, конечно, никакое нормальное театральное действие невозможно. Поэтому получилось то, что весь словесный материал приспособлялся к требованиям и индивидуальным свойствам «основных номеров», т. -е. совершенно обратное нормальному положению, когда театр со всеми его средствами приспособляется к тому, чтобы с наибольшей выразительноствю и художественной четкостью выполнить словесный материал, получаемый им от драматурга. И между тем, все-таки все эти «ревю» при полной никчемности своего словесного материала были занимательны. Объясняется это тем, что зрелище брало своей динамикой, красочностью известным техническим трансформационным совершенством н тем, что оно сопровождалось массовым танцем и соответствующей ему ему музыкой.

В смысле конструктивном и в совершенствовании своей постановочной части театр двигался вперед. Если провести линию от первой постановки, где самые простейшие конструкции не двигались и не действовали и вообще иногда были ни к чему, к последним, где все находится в движении и производятся очень сложные действия; напр., механизирована палуба качающегося парохода, движение льда и т. д., то в этом направлении имеется уже значительный успех. Но во всем остальном, а именно — в разработке словесного материала, в создании квалифицированной труппы, при которой отдельные опереточные гастролеры могли бы вносить необходимую динамику и оживлять действие, но не вредить подаче словесного материала (что от них и нельзя требовать), пока что не сделано ничего, и это — основная и насущнейшая задача этого театра. Совершено случайно могут выявляться те или иные моменты, необходимые к учету при создании этого нового вида зрелища.

Например, между двумя программами «Мюзик-холла» была поставлена небольшая вещь А. В. Луначарского —"Комета", в которой играли Н. Розенель и К. Эгерт. Вещь одноактная, введенная в качестве идеологического придатка к программе, составленной из отдельных эстрадных номеров, имела, между тем, довольно значительный успех. Нельзя не быть строгим при оценке последнего обозрения «Туда, где льды». В той части обозрения, где имеется материал агитационного порядка, где гротескно изображены наши враги, представители милитаристических кругов капиталистических стран, представители буржуазии и т. д., — театр впал в примитивнейшую ошибку. Он начал их подавать жалкими ничтожествами в агитационном плакатно-сатирическом стиле и этим самым испортил неплохой словесный материал. Публика не воспринимает эту часть спектакля; между тем, в театрах, где эти вопросы трактуются по-настоящему и персонажи отрицательные и положительные подаются в их действительных качествах и свойствах, спектакль производит то впечатление, которое желательно с точки зрения его социальной установки.

Этот год в деле создания эстрадного театра неизбежно отражает и все его неизжитые недостатки, и сделанные им за этот период достижения. Несомненно, что, учтя их, мы сумеем в будущем году подготовить его в полной мере к своему назначению, т. -е. обслуживанию массового зрителя специальной формой театрального зрелища, которое, не отличаясь грубой агитационной нарочитостью, сможет оказывать большое и положительное влияние в деле политического перевоспитания широких масс зрителя.

П. Равич

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top