Вы находитесь здесь: Главная / Пролеткульт / Писатели рабочей Германии

Писатели рабочей Германии

Не о тех, кто в момент подъема революционной волны, захваченные ее стремительным бегом, примкнули к революции можно и нужно говорить сегодня. Те оказались попутчиками лишь на короткий срок. Как только волна спала и на смену победам пришли поражения, начался их отход с пролетарских позиций. Отошли Брегер, Лерш, Энгельке, Петцольд. Отошел Макс Бартель, в период революционной борьбы, казалось, слившийся нераздельно с пролетарским движением, отошел Эрнст Толлер, бывший непосредственным участником революции, отошел Франц Юнг, давший ряд интереснейших произведений, как «Завоевание машин», «Пролетарий» и «Красная Неделя». Не о них должно говорить сегодня, а о тех, кто пришел им на смену из недр рабочего класса.

Медленно, шаг за шагом нарождалась новая революционная литература, подлинно рабочая, пролетарская. Нарождалась, несмотря на многочисленные препятствия — преследования «демократических» цензоров, замалчивание или травлю критики, тяжелые материальные условия и т. д.

Постепенно началась и организация пролетарских писателей. Сперва они сгруппировались вокруг прессбюро пролетарского фельетона, обслуживавшего всю пролетарскую коммунистическую прессу короткими рассказами, стихотворениями и очерками. Затем были организованы публичные выступления пролетарских писателей. И, наконец, процесс организации завершился съездом пролетарских писателей и образованием германского союза.

Первый съеад германских пролетарских писателей выделил делегацию, которая недавно посетила Советский Союз, — Курта Клебера, Карла Грюнберега, Ганса Лорбеера, Ганса Мархвитца и Курта Петерсона: и надо сказать, что съезд проявил большую чуткость, выделив этих именно товарищей своими делегатами в Москву. Пять делегатов одной молодой организации, они наиболее ярко представляют те «поколения», которые существуют внутри ее, и то же время, как нельзя лучше отражают ее единое лицо.

— С четырнадцати лет —пишет о себе Курт Клебер — меня ждала фабрика. Когда мне исполнилось восемнадцать лет, я весьма бесцеремонно был выброшен из нее. Война. Раньше на запад, потом на восток, а затем — поход до Малой Азии… В 1914 г. стали распространять первые листовки. Революция. Я был всюду, где был нужен. В Берлине, в Галле, в Тюрингене, в Руре. В это время я написал свои первые стихи и рассказы «Революционеры» и «Баррикады на Руре». Последующие годы был за границей: во Франции, Италии, Англии, Америке. Агитационно-пропагандистская работа. Написал новые рассказы.

Маленькие рассказы Курта Клебера, из цикла «Революционеры» и «Баррикады на Руре» — смелыми художественными мазками запечатлевают историю тяжелой борьбы германского пролетариата за свое освобождение.

В 1927 г. Курт Клебер выпустил роман «Пассажиры третьего класса». Это собственно не роман. Восемнадцать рабочих едут в третьем классе. В их беседах между собой Клебер сумел показать жизнь рабочего разных стран, отразить их настроения, мечты и чаяния, противопоставив их пассажирам верхних палуб.

Курт Клебер твердо вошел в немецкую литературу и вместе с Иоганнесом Бехером может быть причислен к старшему «поколению» пролетарской литературы Германии.

***

Карл Грюнберг родился в Берлине в 1891 г. Его отец был сапожником. В семье было пятеро детей. Отец отдавал больше времени и внимания партийной работе, нежели своему ремеслу. Умер, оставив на руках жены пятерых маленьких детей.

— Лишения и эксплуатация, — пишет о себе Карл, — скоро толкнули меня на путь классовой борьбы. Был посыльным, слесарным подмастерьем, был газетчиком и еще много других профессий перепробовал я, пока самоучкой не пробился в техники-химики. Работал в Ольденбурге, Кельне, Виттенберге и Дюссельдорфе. Потом война — и с первого дня упорная работа по разложению армии… Ноябрьская революция 1917 года. Борьба с контрреволюцией чередовалось с выматывавшей нервы партийной и профессиональной работой… Весь свой жизненный и писательский опыт я вложил в свой «Пылающий Рур».

Появление романа «Пылающий Рур», поставило Грюнберга в ту группу пролетарских писателей, на которых можно возлагать большие надежды.

***

Ганс Лорбер — моложе первых двух.

— Родился в 1901 году. Мать — домашняя работница. Шести месяцев попал на воспитание в семью слесаря. Когда я вышел из школы, — все отцы были угнаны на войну, а матери беспомощно причитали дома я не нашел в первое время никакой работы.

Шли годы классового сознания и  сперва робкой, но активной партийной работы… С 16 лет я написал сотни бессмысленных стихотворений, исключительно для себя, не печатал ни одного из них. В 1925 году друзья издали небольшой сборник моих стихов. Только несколько лет тому назад я понял, что надо писать сознательно. Мои первые прозаические опыты вошли в книгу новелл «Пробудитесь!». Затем я написал, не считая нескольких больших рассказов и пьес, роман. Теперь я понимаю, насколько незначительны моя литературные работы и как много мне надо еще учиться.

Такова краткая биография Ганса Лорбера.

Буржуазный писатель Клаус Манн, составляя антологию молодой немецкой прозы, включил в нее только одного пролетарского писателя, — Ганса Лорбера. И он по праву занял в ней свое место. Его новый роман «Человека истязают» из жизни рабочих химической промышленности появится на русском языке, раньше, чем в Германии, в «Вестнике иностранной литературы». И несомненно и у нас, и на Западе он привлечет к себе заслуженное внимание.

Вместе с Врейбахом и Гинкелем, Ганс Лорбеер представляет третье «поколение» революционной литературы.

***

Наконец, самые молодые — четвергов и пятое — «поколения» представляют Ганс Мархвица и Курт Петерсон.

— В 14 лет, — рассказывает Мархвица, — я должен был уже спуститься в угольную шахту, в течение десяти и двенадцати часов в день сгребать и вывозить уголь. В течение 16 лет я изо дня в день спускался в бурлящую пасть земли и там узнал, что значит чудовищная эксплуатация, и там научился презирать ее…

И в тех же шахтах, где он научился ненавидеть эксплуататоров, под вой бурильных станков, под лязг шестерней, Мархвица написал свое первое стихотворение.

На смену первому пришли более совершенные стихи. И когда Мархвица, на собрании знатоков иностранной литературы в Коммунистической академии читал свое последнее стихотворение «Мы в Руре», все как один требовали его повторения.

И самый молодой — Курт Петерсон.

— Я принадлежу к тому поколению, — пишет он, — для которого воспоминания о войне 1914—1918 гг. и революции уходят в перспективу детства.

Курт Петерсон еще весь в будущем. То, что он пишет, — еще первые робкие литературные шаги. Но он тверд в своей воле учиться и совершенствоваться. У него имеются задатки — наблюдательность и уменье простым языком, понятным и близким рабочему, отобразить то, что он видит, думает, чувствует. И он по праву представляет армию нескольких тысяч рабкоров Германии, готовящих резервы для молодой пролетарской литературы.

***

— Наши биографии одинаковы, — пишет Курт Клебер, — мы родились или на задворках, или в рабочих казармах...

В этом то единое, что есть между ними. И еще в том, что все они отдали себя целиком служению рабочему классу в рядах его коммунистической партии.

Но они различны по жизненному и литературному возрасту. И именно поэтому они как нельзя лучше представили германский союз пролетарских писателей, молодую пролетарскую литературу Германии, начиная от ее молодых корифеев и кончая еще более молодыми резервными силами. И они показали, что молодая революционная литература Германии сильна, сильна своими литературными достижениями, своей волей, единой пролетарской волей — поставить литературу на службу рабочему классу в его борьбе.

М. Живов.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top