Вы находитесь здесь: Главная / Политический Вопрос / Срок истек

Срок истек

Срок истекБелогвардейцы когда-то видели сладкие сны: добровольческая армия разбив большевиков, победоносно въезжает в Москву на белых конях, под малиновый звон сорока сороков. Именно на белых конях и под колокольный звон — не иначе.

В дореволюционной России колокольный «благовест» имел большое политическое значение. Он прославлял империализм и укреплял самодержавие: с веселыми перезвонами возносились благодарственные молебны за успешное подавление революционных восстаний. Яркий пример трогательного единения монархии и религии — «торжественный» колокол храма Христа-спасителя с изображениями «святителей» и российских императоров.

Гулкий церковный колокол, как и другие атрибуты христианской религии, имеет свою историю, восходящую к далеким языческим временам.

Мир в воображении дикаря кишел злыми духами и призраками. Всякие беды и потери, с которыми связана жизнь, варварские народы приписывали гневу и колдовству призраков. Чтобы изгнать их, жители Востока прибегали к помощи шаманов, имевших для этой цели специальные металлические барабаны. С течением времени шум для отпугивания злых духов был заменен в некоторых странах колокольчиками. Обычаи диких не были редки и среди цивилизованных наций Европы. Древние греки и римляне, употребляя колокол в религиозных празднествах и домашнем обиходе, думали, что звуки его обладают чудодейственной силой и могут отгонять злых демонов и волшебников.

Христианская религия, позаимствовав множество обрядов у язычников, не преминула воспользоваться и колокольным звоном. В IV веке ноланский епископ Павлин впервые устроил при храме колокол и сзывал им христиан на общественную молитву.

Литье церковных колоколов в России достигло высокою развития в эпоху Бориса Годунова. К этому времени относится основание первого колокольного завода в Ростове. Основатель его — епископ Иона III — в одном из писем между прочим заявлял: «Я на своем дворишке отливаю колоколишки и удивляются этому людишки». Действительно, таких громадных колоколов, какие были отлиты в России, не знает ни одна страна на земном шаре. Вот вес некоторых из них: в Ростовском соборе — колокол «сысой» — 32,8 тонны, «полиелейный»— 16,4 тонны, «будничный» — 8,2 тонны; в Троицко-Сергиевской лавре — «большой» — 65,6 тонны, «Годунов» — 33,3 тонны. Самый большой из 37 колоколов на кремлевской колокольне Ивана Великого весит 57,4 тонны.

Правящие классы не стеснялись расходовать огромное количество меди на удовлетворение религиозных причуд.

В «Русском паломнике» 1895 года некий богослов утверждает, что русские издавна любят колокольный звон. Не спорим,— может быть и любили.

Но времена меняются, а с ними — мировоззрении и вкусы. За последние годы все чаще и чаще раздаются голоса трудящихся, отколовшихся от церкви, против колокольного звона. Совсем недавно в «Орловской Правде» опубликовано замечательное письмо — настоящий вопль о прекращении церковного звона.

«Советские законы, — говорится в нем,— за нарушение общественной тишины и спокойствия карают штрафом до 500 рублей. Почему же наши законы не карают таких нарушителей общественной тишины, как церковников? Хочется ли вам спать, болен ли человек, — церковнику безразлично, он упорно долбит  в колокол и нарушает покой, необходимый трудящемуся для восстановления своих сил».

ІІо просьбе рабочих Выборгского района, Ленинградский Совет закрыл церковь «Иоанна Предтечи», колокола которой мешали рабочим слушать концерты в Доме культуры. Трудящиеся Владимирской губернии в течение прошлого года закрыли 31 церковь, сняли колокола и передали их на нужды индустриализации страны.

Советская металлопромышленность испытывает медный голод, почти такой же острый, как некогда голод, обрушившийся на Поволжье.

50.000 тонн медного лома, необходимые промышленности в течение года, только наполовину обеспечиваются союзными заготовительными организациями. Остальное количество меди на звонкое советское золото докупается за границей.

В пылу лихорадочной экономии хозяйственники дрожат над каждым граммом цветного металла и мучительно ломают головы:

— Можно ли сократить потребление меди?

Тревожно гудят заводские сирены:

— Голод! Медный голод!

А рядом церковный звон медных колоколов. Оглушительно-наглый, он подсказывает верный способ смягчения металлического кризиса.

По приблизительной статистике, в Союзе насчитывается около 50 тысяч действующих церквей. Общий вес колокольной бронзы на них достигает 150.000 тонн. Изъятие колоколов может обеспечить нашей промышленности медное сырье на три-четыре года.

Факт изъятия колоколов на нужды государства не является чем-то неслыханным в истории. В годы торжества религиозных устоев Петр Великий из московских колоколов изготовил 300 пушек — целую артиллерию, взамен отбитых шведами под Нарвой. "Пролетариат нашей страны поставил себе целью догнать и обогнать передовые капиталистические страны в относительно короткий исторический срок. Дли этой героической борьбы за социалистическое строительство необходимо мобилизовать все средства страны. Одним из таких средств будет кампания по сбору металлического лома.

Вот здесь-то надо подумать и о церковных колоколах. Снятие колоколов не может явиться посягательством или стеснением религии. Нисколько. Да молитесь себе на здоровье, если вам это нравится. Но только без шума. Молятся же члены различных религиозных сект без колокольного бума.

В Швейцарии вообще запрещены церковные трезвоны. В городах, где большинство имеет часы, возвещать начало богослужения колокольным звоном совершенно излишне. В деревне же, где зачастую колокольный звон ориентирует крестьян во времени, убедить население снять колокола гораздо труднее. Здесь нужна большая разъяснительная работа. Крестьяне охотнее пойдут навстречу этому важнейшему начинанию, если их материально заинтересовать. Снятые колокола селяне могут продавать государству, а деньги обращать на местные культурно-хозяйственные нужды.

Вопрос о снятии церковных колоколов всплыл не случайно. О нем заговорили сами массы, крестьяне села старые Бурасы, Вольского округа, Нижне-Волжского края, всем миром сняли колокол и отдали его на индустриализацию страны.

Церковные колокола -  народное достояние, отданное советской властью во временное пользование группам верующих. Срок пользования истек. Теперь колокола нужны пролетарскому государству.

В огромных медеплавильных печах вместе с колоколами растопятся и грезы белоэмигрантских мечтателей о Москве, о белых конях и «малиновом перезвоне».

Очерк З. ІІоляковой 1929 г.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top