Вы находитесь здесь: Главная / PKKA / К бою — готовсь!

К бою — готовсь!

По всему Союзу идут учебные маневры. Ежедневно телеграф приносит вести о ходе маневров в Одессе, под Москвой, в Ленинграде. На месяц раньше кончились маневры Балтфлота. Красная армия репетирует предстоящие ей бои — за мир. Всю зиму накоплялись теоретические знания и шла политучеба. Лето прошло в лагерных сборах. И теперь войска Маневры Балтфлотаделают смотр своим успехам и... прорехам.
Близ больших городов — война. Почти настоящая. Грохочет артиллерия. Непрерывно трещат пулеметы и винтовки. Под самолетами зловеще вспыхивают голубоватые огоньки... Бомб?, Но почему они, подобно падающей звезде, исчезают, не долетев до земли? Чем объяснить бесстрашие деревенских девчат, хохочущих под перекрестным огнем?
Спокойно и внимательно осмотритесь вокруг. Шипящая бомба в действительности оказывается обыкновенной ракетой; дула пушек освещаются лишь бенгальским огнем, а в руках пулеметчика вы заметите совсем не страшную трещотку.

Это не значит, что маневры — игра. Нет, маневры — самый важный этап военной учебы. Несмотря на условность действий, войскам приходится выполнять настоящие боевые задачи, совершать многоверстные переходы, переправляться через реки, двигаться ночью по лесу, подвергаясь опасности заблудиться. А командирам еще больше работы!
Ведь о замыслах «неприятеля» они могут судить только по донесениям разведки и по расспросам «пленных». Да последним доверять нельзя -  красноармеец не выдаст  своих. И надо пускать вход все приемы стратегии и тактики. Как бы ни хотелось начальнику штаба после двух ночей без сна растянуться тут же, на неподметенном полу штабной избы, и поспать хотя бы часок, — он должен отдавать приказы, руководить сражением. Запыхающийся ординарец приносит вымпел с донесением, сброшенный воздушной разведкой. На основании донесения нужно перестроить части, переменить позиции, послать подкрепление...

Что и говорить, — тяжела походная жизнь! Но и на маневрах есть отдых.
ПолитинформацияПосле дней беспрерывного походного движения полки становятся на дневку. Раскидываются палатки, около них блестят на солнце пирамидки тщательно вычищенных винтовок. Тут же с видимым удовольствием спокойно пожевывают траву уставшие не меньше людей лошади. Вспотевшие, разморенные солнцем красноармейцы спускаются по отлогу к реке, над которой искрятся брызги воды и смеха. Это смех силы и молодости, переливающихся в отдохнувших мускулах. Около суетящихся у походных кухонь поваров военкор старательно разрисовывает походную стенгазету.
Политработники организуют по батальонам политбеседы, разъясняют отдельным красноармейцам вопросы походной гигиены, юридические права красноармейцев. Часовая беседа всегда ставит перед красноармейцами новые вопросы. Они группами обсуждают их.
Политрук неожиданно для красноармейцев возражает одному из них, сказавшему, что в царской армии «ни одного генерала с головой па плечах не было». Он называет имена генералов, понявших сущность советской власти и теперь честно и преданно служащих делу рабочего класса. В общей массе грубой и разнузданной офицерщины, для которой солдат был лишь убойной скотиной, были и исключения.

Село, где раскинут лагерь, оживает. Играет оркестр. Связисты пристраивают посреди орла диковинный в деревне громкоговоритель. Около него тотчас же собирается толпа крестьян.

И деревенские не остаются в долгу. Лихо заломив фуражки, выходят гармонисты села, и красноармейцы, уже завоевавшие симпатии здешних девиц, усердно отплясывают под гармошку.

Используя кратковременную остановку агитповозки разворачивают свою работу. Крестьянам и красноармейцам раздаются книжки и газеты.

Удары набата сзывают крестьян на середину села. Комбат, молодой, но уже заслуживший за отвагу орден Красного Знамени, читает крестьянам доклад. Он рассказывает им о международном положении, об опасности войны, объясняет, зачем сюда пришли красноармейцы, для чего устроили они эти чудные бои.

Когда докладчик кончает, крестьяне забрасывают его вопросами. Им хочется знать, как производится условная стрельба, как держат связь с аэропланами, их очень удивляет быстрота установки телефонной связи между боевыми пунктами. «Гвардея», как они дружески прозвали гостей, завладела всем их вниманием.

— А «таньки»,—скороговоркой, боясь, что ее перебьют, спрашивает маленькая старушка, — «таньки» будут?

— Танек у вас и в деревне много — шутит красноармеец.

Два красноармейца приносят охапки винтовок. По их указаниям, парни, одиннадцатилетние мальчишки, даже девчата метят в цель, и если пуля ложится недалеко от центра, лица парней расплываются самодовольной улыбкой, а девчата визжат от удовольствия.

Крестьяне радушно приникают красноармейцев, охотно отвечают на вопросы о хозяйстве, о делах, жалуются на то, что школа далеко и ребята зимой мерзнут по дороге туда. Крестьяне хорошо знают, что сабля, висящая на ремне их собеседника, будет вынута из ножен только для защиты их мирного труда.

М. Слонов

Источник: «Огонек» № 39. 25 сентября 1927г. (10-й год пролетарской революции)

 

 

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top