Вы находитесь здесь: Главная / На стройках пятилетки / Социалистическое Соревнование в Действии

Социалистическое Соревнование в Действии

Каменская бумажная фабрикаКаменская бумажная фабрика, имеющая сто пятьдесят лет своей истории, не знала, не помнит случаев, подобных тому, о котором следует рассказать читателям «Огонька». До революции такие факты просто были немыслимы, и вчера еще они могли показаться нам странными.

В дни больших общественных преобразований живем мы. Диковинные вещи придумывает нам жизнь сегодня. А завтра они войдут в норму, тогда и забудут все, как это было в самом начале.

Есть соблазн нарисовать большую картину процессов нашей техники, как стонут деревья, подкошенные лесорубами, и, разрезанные и сжеванные, становятся в конце концов белым пахучим «молочком», а потом стремительно являются из последнего барабана самочерпки теплыми полотнищами белой бумаги,— но этот метод искусства делать бумагу придумали древние китайцы, так что способ бумажного производства более или менее известен. Мы же рассказываем об ином способе — о новом способе общественной организации производства, неизвестном даже в Америке, где под развесистым деревом сфотографируют дочь чикагского короля свиней, спилят это дерево, и через полчаса дочери короля свиней преподнесут газету с портретом ее под тем деревом, из которого успели сделать бумагу и на бумаге напечатать газету. Наша Балахна как будто имеет предъявить не менее замечательные рекорды техники, но Каменка существует сто пятьдесят лет, машины ее носятся примерно полстолетия, и старая эта фабрика на старых своих машинах явила примеры больших достижений, о чем недавно подробно сообщала наша пресса.

А теперь возникла неожиданная форма интереснейших взаимоотношений между рабочими типографии «Огонек» и рабочими Каменской фабрики.

Плохие или хорошие мы имеем «инстанции»— это вопрос другой, но соответствующие «инстанции» занимаются подлежащими им делами. Каменская фабрика питает «Огонек» бумагой. «Огонек» ежемесячно превращает в журналы и книги 15 вагонов только одной каменской бумаги. У крупного заказчика бывают сложные и непрерывные взаимоотношения с поставщиком своим, в данном случае с «Бумсиндикатом», всем понятные и естественные. Если бы «Огонек», получивши бумагу с браком, написал об этом свою жалобу не в контору синдиката, а прямо на фабрику, то это означало бы, что «Огонек» вздумал управлять Каменской фабрикой. Но если бы «Огонек» адресовал такую жалобу не в контору фабрики, а прямо к рабочим, сеточникам, накатчикам или упаковщикам, то это было бы вообще из ряда вон выходящее явление. Тогда становится невозможной какая бы то ни было культурная деловая практика, и начинается хаос, при котором ни один инженер, ни один хозяйственник не согласится работать.

И представьте себе, что это именно и случилось. «Огонек» нарушил систему, существующую в деловой практике всего мира. Он игнорирует Бумсиндикат, совершенно обходит администрацию примерной нашей фабрики, он берет на себя смелость управлять производством,— и вот ничего не случилось. Бумсиндикат не протестует, администрация фабрики не обижается, все обстоит блестяще, благополучно.

«Огонек»-то «Огонек», но и не совсем «Огонек». Прочитайте это письмо, и вам станет все понятно.

«В Производственную комиссию Каменской бумажной фабрики.

Дорогие товарищи! Производственная комиссия типолитографии Акц. Изд. О-ва «Огонек», обращаясь к Вам настоящим письмом, хочет связаться с Вами и совместно выявить и устранить все дефекты в получаемой нашей типографией от Вас бумаге для журнала «Огонек».

Мы неоднократно обсуждали этот вопрос на нашей производкомиссии и всегда выявляли недостатки в бумаге, которые очень отражаются на нашей работе, и до сих пор обращались через наше заводоуправление в Бумсиндикат с просьбой устранения их, и некоторые результаты улучшения мы имеем.

Но теперь, когда мы переживаем бумажный кризис, мы на последнем заседании производкомиссии, обсуждая вопрос экономии бумаги, решили обратиться непосредственно к Вам с просьбой общими усилиями окончательно изжить все дефекты, мешающие нам работать и увеличивающие % брака.

Недостатки, которые мы выявили и с Вашей помощью хотели бы устранить, следующие:

1. Все руло, получаемые нами, различны по весу, — в одном, например, 319 кг., в другом 297 кг.— подобрать их не Каменская бумажная фабрикапредставляется возможным, а в печать мы пускаем сразу 2 руло, и в то время как один руло кончился, на другом остается 15-20 кг., что использовать нам не приходится, потому что, поставив к остатку руло новый руло и заправив бумагу, на что потеряно время, почти сейчас приходится останавливать машину снова для замены другого руло, а наша машина единственная в СССР, и ее нельзя сравнить с обыкновенной типографской ротацией. Тут всякая остановка занимает времени больше,— раз машину остановили, надо покрывать цинки, смывать резину и т. д. Все это затормозит работу, и мы не успеем в срок отпечатать «Огонек», а печатать нам приходится много — по 430.000 экз. «Огонька» еженедельно. Поэтому, просим Вас: нельзя ли выпускать руло не по весу, а по метражу, так как вес может быть в руло одинаков, а руло в силу отклонений и плотности бумаги будут разные.

2. Очень часто попадаются в руло склейки, которые не только склеивают лист с листом, но приклеиваются к руло, вследствии чего получается разрыв, от которого тоже теряется много времени непроизводительно, и, кроме того, каждая остановка дает десятки экз. макулатуры, что увеличивает % брака.

3. В руло одно время почти беспрерывно, а сейчас реже попадаются обрезки бумаги. Это для нас уже совсем бич: мало того, что приходится каждый раз останавливать машину, но обрезки, попадая на резину, продавливают ее, а мало того, что она очень ценная, ее надо менять, на что тоже требуется много времени.

4. Намотка руло слабая, отчего при печати часто получаются разрывы.

Обращаясь к Вам, товарищи, с настоящим письмом, мы просим Вас проработать у себя, на производственной комиссии все выявленные нами недостатки и изжить их, что даст нам возможность уменьшить % брака, провести действительную экономию бумаги и увеличить нашу производительность.
Председатель (Мельников).
Секретарь (Федоров)».

Это — иное дело. Рабочий заговорил с рабочим. Наши администраторы непрерывно связаны друг с другом. Они Социалистическое Соревнование в Действиипереписываются, заседают и устраивают комиссии. Разве рабочие не имеют ничего сказать друг другу по-деловому, практически? Форма — новая, небывалая, пусть — тем лучше. Каменское производственное совещание отнюдь не удивилось, получивши такое письмо. Отделочный корпус устраивает расширенное производственное совещание. Послушал народ письмо — просто, понятно, но интересно. Тут что-то такое явилось, чего не забывают. Накатчики знают свое дело десятки лет, но кто же из них представлял, что это за машины, которые превращают их бумагу в печатные листы. И главное, волнующее было в том, что писали свои ребята, труд которых понятен, неприятности — близки.

— Что ж ребята! — выступил Товариков Федор, старый рабочий среди накатчиков. — Покончить надо! Люди пишут правду. Ответить им надо все по-порядку.

Кто-то другой подал мысль, что ответа одного мало, что кому-нибудь из накатчиков следует посмотреть самому, как печатается «Огонек»— тогда будет толк: посланный расскажет о тонкостях ротационных машин, люди иными глазами станут смотреть на бумагу для «Огонька».

Теперь рекомендуем Вам прочитать, что ответили каменцы:

«Дорогие товарищи!

Обсудив Ваше письмо от 4-го апреля 1929 г. № 210, с указанием в нем дефектов в рулонах бумаги с нашей Каменской фабрики, которые до некоторой степени тормозят работу по выпуску Вашего журнала, Производственное совещание отделочного корпуса считает Ваши замечания в отношении слабой накатки, склеек и неравномерной длины рулонов безусловно заслуживающими внимания, на что с нашей стороны будут приняты соответствующие меры к устранению подмеченного.

Что касается попадания в рулонах обрезков,— это было отчасти вызвано чрезвычайной спешностью выполнения Вашего заказа, когда бумага, не получив должной отлежки, наэлектризованная шла прямо на накат, то естественно с обрезками у нас был настоящий бич, они прилипали к накатываемой бумаге и не было никакой физической возможности отделить таковые.

В настоящее время, по изжитии спешности заказа, вопрос с обрезками урегулирован, и в будущем, если подобных явлений в спешности не будет, дефект безусловно будет изжит.
Для более же детального изучения по устранению общих дефектов и глубокого анализа подмеченных Вами недостатков и в целях ближайшего сотрудничества с Вами, делегируем к Вам представителя отделочного корпуса тов. Старикова, Н. М., которого и просим познакомить с процессами работ по бумаге на Ваших машинах.

Председатель производств. совещания (Стариков)."

Социалистическое Соревнование в ДействииВслед за письмом явился в типографию «Огонек» рабочий Стариков. Ему открылись чужие тайны и собственные грехи. Он, сам не замечая того, проникается чувством читателя, который сетует, получая журнал с рябой, размазанной печатью или с белыми пятнами. Накатчик Стариков сидит у сложных машин, изучает их движения, постигает последствия каждого своего промаха, узнает, как перевозят бумагу на железной дороге, — там, оказывается, бросают рулоны со второго этажа, ломают бумагу, делают пробоины, впадины. Он осматривает склады «Огонька» и учит здешних рабочих, как надо хранить бумагу… У него являются новые мысли о «кромке», о разливе «молочка» и мысли о древесине, которая дает пыление и искажает печать. Он уже думает о том, что, наверно, каменцам в свою очередь придется писать рабочим, делающим древесину. Возникает хороший, культурнейший, подлинно социалистический процесс, в котором участвуют тысячи и тысячи людей, думающих о тебе, читатель.

Ник. Погодин

Фото: С. Фридлянда

«Огонек» №18. 12 мая 1929г.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top